Опять торможение на полосе разгона

Вокруг вещей совершенно очевидных ситуация порой складывается настолько абсурдная и нелогичная, что объяснить ее просто невозможно. И яркое тому подтверждение — отношение к проекту «Воздушный старт».

Впервые «Российская газета» рассказала об этом удивительном проекте 9 лет назад («РГ» от 20 марта 1999 года № 53(2162). Затеял его настоящий фанат всего, что связано с полетами, воронежский предприниматель Анатолий Карпов. Не случайно, основанная им авиакомпания была названа «Полет». И это стало откровением для нашей страны. Не было (и до сих пор нет) примеров активного участия бизнеса в реализации венчурных проектов высочайшей технологической сложности.

Суть «Воздушного старта» в том, что в тяжелый транспортный самолет Ан-124 загружается ракета космического назначения. Сбрасывается она на большой высоте над экватором. В воздухе включается двигатель, и в космос, вплоть до геостационарных орбит, выводится полезная нагрузка.

В девяностые годы ракетно-космическая отрасль нашей страны переживала глубокий кризис. Стремительно терялись спутниковые группировки по всем направлениям: разведки, связи, раннего предупреждения о ракетном нападении, систем целеуказания, глобальной навигации.

Поэтому, в принципе, военные, в ведении которых находились «Русланы», стоявшие большей частью без движения и, зачастую, просто ржавевшие, должны были ухватиться за идею «Воздушного старта» и оказать Карпову самую активную поддержку. Во всяком случае, не мешать.

Дело в том, что новый космический проект обеспечивал эффективное и относительно дешевое восстановление многих утраченных сегментов спутниковых группировок.

Не менее важной была мирная сторона проекта. Он давал возможность выводить в массовом порядке на околоземные орбиты космические аппараты стран Азиатско-Тихоокеанского региона. И пусковые услуги в этом случае предоставляла бы Россия, что лишь усиливало бы наши позиции в этом важнейшем районе планеты.

Со всех сторон проект был просто супер, тем более, что финансирование его предполагалось в основном из внебюджетных источников.

И первоначально все складывалось удачно. С военным ведомством было согласовано большинство вопросов. В 1998 году по распоряжению правительства РФ (№ 1702-р от 01.12) начался процесс передачи из резерва ВВС четырех самолетов Ан-124 «Руслан» на правах аренды авиакомпании «Полет», для «создания комплекса средств выведения космических аппаратов в рамках проекта «Воздушный старт». Существенно то, что передаваемые самолеты были почти полностью разукомплектованы и подлежали капитальному ремонту.

Читайте также  В Госдуму внесен законопроект, увеличивающий страховую защиту авиапассажиров

Предполагалось, что прибыль, получаемая от использования в коммерческих целях машин, восстановленных за счет авиакомпании «Полет», как раз и будет вкладываться в развитие «Воздушного старта».

В дальнейшем «Полет» выполнил почти все взятые на себя первоначальные обязательства. В рамках космического проекта была создана требуемая кооперация, ключевым звеном которой стало известное ракетостроительное КБ имени академика В.П. Макеева. Специалистами этого КБ была спроектирована экологически чистая ракета-носитель. Разработаны и запатентованы совершенно уникальные технологии безопасного десантирования огромной ракеты из грузового отсека самолета. Создан проект летающей стартовой платформы для «Воздушного старта» на базе «Руслана», получивший название Ан-124-100ВС.

«Воздушный старт» на внебюджетной основе включен в Федеральную космическую программу РФ до 2015 года, заключены Соглашения с инвесторами.

В декабре 2006 года и в сентябре 2007 года в ходе встреч президентов России и Индонезии обсуждался, в том числе и этот космический проект, как совместный. Индонезия выразила готовность предоставить России аэродромную инфраструктуру экваториального острова Биак для создания настоящего космопорта. Устами руководителей России и Индонезии проект был назван в сентябре 2007 года приоритетным.

На фоне этой по настоящему созидательной деятельности совершенно неубедительно выглядела позиция руководства ВВС РФ. Бывший главком Владимир Михайлов делал все возможное, чтобы вернуть переданные «Полету» и отремонтированные за его счет «Русланы». Целью этого возврата, как предполагали некоторые СМИ, была последующая передача транспортных самолетов другой коммерческой авиакомпании.

В последнее время Главный штаб ВВС не только продолжает делать все, чтобы забрать восстановленные за чужие деньги транспортники, но и ставит под сомнение саму идею «Воздушного старта». В начале марта 2008 года на пресс-конференции в Екатеринбурге главком ВВС РФ Александр Зелин заявил, что программа запуска космических ракет с борта воздушного носителя — самолета Ан-124-100ВС «затратная и технически «малореализуема».

Читайте также  Крушение в медленном темпе

Наконец, военные чиновники сочинили более чем странное письмо. В самые высокие государственные инстанции была отправлена бумага, в которой говорилось, что «по информации ФСБ России, проект «Воздушный старт» трудно реализуем и существенно уступает аналогичным программам «Шторм» и «Бурлак». То есть, логично его вообще закрыть.

В чем странность? Да в том, что «Бурлак» — старый советский проект, умерший вместе с СССР. «Шторм» же — это не космическая программа, а название разгонного блока, который давным-давно предполагалось спроектировать для ракеты-носителя «Протон», но не сложилось. И в этом случае сравнение просто абсурдно.

А ведь имеются официальные заключения таких действительно компетентных структур в области ракетостроения как НТС Федерального космического агентства, ЦНИИМАШ, ЦАГИ, ГосНИИ АС, 4 ЦНИИ МО РФ(!), в которых однозначно выделяются все преимущества именно «Воздушного старта», в том числе и над аналогичными проектами разрабатываемыми в свое время в СССР и в настоящее время за рубежом.

Мало того, что ВВС хочет забрать у «Полета» свои «Русланы», саму авиакомпанию, как носителя идеи «Воздушного старта» и основного ее инвестора пытаются разорить.

С сентября 2006 года в «Полете» идут нескончаемые налоговые проверки, число передаваемых на проверку различным контролирующим органам документов исчисляется десятками тысяч. Работа компании фактически парализуется. И наконец, по сообщениям СМИ, руководство «Полета» считает, что в последнее время предпринимается даже «попытка рейдерского захвата авиаперевозчика». Если это произойдет, то с космической амбицией, называемой «Воздушным стартом», придется распрощаться навсегда.

Можно много говорить о необходимом стране технологическом рывке, о привлечении частных инвестиций в наукоемкие проекты. Выступать за частно-государственное партнерство в сфере высоких технологий. Так, 12 апреля 2008 года на своей пресс-конференции руководитель Роскосмоса Анатолий Перминов высказал мнение, что в космическую сферу должны приходить частные компании. И напомнил, что «у нас есть проекты «Воздушный старт» и другие. Мы технически готовы к реализации этих проектов. И мы готовы помогать частным компаниям в реализации подобных программ».

Читайте также  Боинг вынужденно сел в новосибирском аэропорту из-за скончавшегося пассажира

Увы, именно пример «Воздушного старта» и вознамерившегося его финансировать предпринимателя Анатолия Карпова наглядно свидетельствует об обратном. Чиновники скорее будут всячески давить на частника, чем помогать ему, не взирая ни на какие государственные интересы.

В последнее время активно употребляется такой термин как оргоружие. Это один из видов наиболее продвинутого противоборства на мировой арене. Россия, похоже, таким оружием не пользуется, а вот наши недруги, или, как их модно называть, конкуренты — вполне.

Настоящая оргоперация была проведена для того, чтобы не дать возможности России выйти на мировой рынок пусковых услуг с новым предложением — «Воздушным стартом», который позволил бы получить доступ к пускам ракет в зоне экватора. И вовлечены в нее оказались даже те, кто, по идее-то, в первую очередь должен стоять на защите государственных интересов, в том числе экономических и геополитических.

Кому это выгодно? И кто за это ответит?

Весьма скоро доминировать в пуске космических ракет самого различного назначения будут только США. Там умеют считать не только «упущенную выгоду» от аренды военных самолетов, но и перспективную прибыль, которую и долларом-то не измеришь.